Новая книга Геннадия ГАЦУРА "РУССКИЕ ХРОНИКИ". Детектив нашей жизни.
Купить в магазинах , БИБЛИОГЛОБУС...
  
Детективы Фантастика Рассказы Экология Страшилки Пьеса Сказка Хобби Шаржи Фото
Фантастический рассказ

МЕДАЛЬОН

 

— Дедушка, а вы не помните точно, когда это было?— Да не помню уж.— Может, какие-нибудь события в тот год были и запомнились вам?— Ничего такого.— А кто нашел его? — Да, ить, я и нашел. Пошел по ягоды и нашел.— Так это  было  летом?— Ясно, летом. Я босиком шел и на острый сучок наступил. Запрыгал на одной ноге, смотрю, а между деревьями колода лежит. Подошел поближе, кто-то плачет. Шибко я испугался, бросился домой. Отцу рассказал, и мы вместе отправились посмотреть, што там такое. Он оставил меня на тропинке, а сам с ружьем подошел к колоде. Возвратился со свертком. Пришли домой, отец отдал его матери, а сам взял уздечку, выдрал меня и наказал, чтобы о своей находке никому не сказывал. Хорошо я запомнил эту порку, вот сколько лет прошло, а тебе, пожалуй, первому об этом случае поведал... В свертке он и оказался. Мать перед этим родила, вот и стала двоих кормить, моего младшего брата и его.— А какого года рождения ваш брат?— Счас посмотрю.Дед встал на лавку и достал из-за иконы покрытую пылью картонную коробку. Сдунув пыль, он раскрыл ее и нашел уже пожелтевший от времени список. Против каждого имени стояли две даты, вторая с крестиком.— Вот. Тысяча девятьсот восьмого года рождения, третьего февраля. Погиб тоже в феврале, в сорок пятом.— Так значит, это произошло летом тысяча девятьсот восьмого года?— Пожалуй што так... Да, у нас еще пожар в тайге был.— А перед этим вы не видели падающую звезду или комету?— Што не видел, то не видел. Врать не буду. Ходили, правда, потом тут разные, спрашивали, но мне отец строго-настрого запретил с ними говорить.— Как он выглядел?— Да, ить, мне его не показывали. Мать даже на порог не пускала и все время крестилась. Мне приходилось на сеновале с отцом спать. Он, правда, как-то раз проговорился, што, мол, ребеночек вроде с крылышками был... Отец «колоду» потом на хутор привез на телеге и спрятал в стогу. Когда никого поблизости не было, я сено разгребал и в нее садился. В ней все время што-то щелкало, как в ходиках.— Большая она была? На что похожа?Дед развел руками.— Ну так, аршин на полтора. А похожа... Шут ее знает, на што похожа. Давно дело было,— он почесал затылок и задумался.— Что дальше случилось?— Месяца через два  проснулся я от яркого света. Ну, думаю, горим! Разбудил отца. Глянули мы вниз, а там люди со стеклянными шарами на головах колоду из сена вырыли и разглядывают. Увидели нас и показывают: мол, спускайтесь. Батя слез, а я со страха в сено зарылся. Утром мать сказала, што они приходили за ребенком. Когда уходили, один из них вложил в ручку моего младшего брата образок. Так он его до самой смерти и носил.—  А где сейчас этот образок, не знаете?—  Отчего не знаю, в этой коробке лежит, его нам однополчанин  брата после войны привез.— Можно посмотреть на него?— Посмотри,— дед вытащил из картонной коробки небольшой овальный медальон с изображением женщины с младенцем и  протянул геологу.— А куда «колода» делась?— Забрали с собой. Зачем добро оставлять.— Дедушка, а вы не могли бы...— Бери. Мне он все равно не нужен, у меня вот, икона есть, а тебя, вижу, заинтересовал.— Большое спасибо вам. Хочу показать ученым, интересно, что они скажут,— геолог завернул медальон, положил во внутренний карман и вытащил карту.— Вот, еще одна просьба. Вы не могли бы найти то место, где лежала эта «колода»? Вот, смотрите, здесь Подкаменная Тунгуска, вот ваш хутор...— Не суй ты мне свою бумагу. Ничего я в ней не смыслю. Да и времени прошло сколько.— Спасибо и на этом. До свидания, дедушка, мне пора.— До свидания, до свидания,— тихо вслед геологу сказал старик и начал складывать обратно в коробку пожелтевшие бумажки. — Мне посоветовали обратиться к вам, как к крупному специалисту.— Вы знаете, совершенно нет времени. Я очень спешу.— У меня важное дело, я вас очень долго ждал.— Хорошо, только быстрее,— искусствовед достал из дипломата  ключи  и  открыл  кабинет.— Вот, посмотрите,— геолог протянул медальон.— Ну и что? Образ богоматери, выполнен эмалью на металле, похоже, на золоте, рамочка поздняя, живопись оставляет желать лучшего. Вероятно, здесь хотели изобразить подобие чудотворной иконы Божьей Матери из Хилендарского монастыря, именуемой Акафистной. Сюжет редкий, но работа не старая и поэтому никакого интереса для нашего музея  не представляет. Это все?— А вы уверены, что это изображена богоматерь, а не просто женщина с ребенком?— Конечно, посмотрите на характерные для святых нимбы.— А это не могут, например, быть шлемы космических скафандров?Искусствовед испуганно посмотрел на собеседника и попытался закрыть дверь, но геолог придержал ее.Вы!.. Молодой человек, я вам могу совершенно точно сказать, что это ни в коем случае не космические шлемы, а всего лишь христианские символы. Все, извините! Я больше не могу! — Искусствовед захлопнул перед самым носом у геолога дверь и два раза повернул ключ. Оставшись один, он сел, быстро снял модные туфли и, вздохнув с облегчением,  откинулся  в  кресле.«Проклятая обувь! Ползарплаты бы отдал, только бы не ходить в этих кандалах. Хи-хи-хи. Здорово я его...».И небольшой кончик хвоста, вылезшего из-под ремня искусствоведа, начал отстукивать по полированной ручке кресла какую-то замысловатую неземную мелодию...
© 1985, Геннадий Гацура.
Детективы Фантастика Рассказы Экология Страшилки Пьеса Сказка Хобби Шаржи Фото

Вверх

© G. Gatsura

Rambler's Top100 Rambler's Top100