Новая книга Геннадия ГАЦУРА "РУССКИЕ ХРОНИКИ". Детектив нашей жизни.
Купить в магазинах , БИБЛИОГЛОБУС...
  
Детективы Фантастика Рассказы Экология Страшилки Пьеса Сказка Хобби Шаржи Фото
Фантастический рассказ

ВЕЛИКАЯ ТАЙНА МАЙЯ

 

Полководец откинулся на подушки и, закрыв глаза, повторил про себя только что прочитанный текст древнего свитка:
«Память о прошлых рождениях[1] дарована мне, и ведомо мне, что уже тысячи раз пережил я старость и смерть. И был я травой, и был деревом; рождался я домашним скотом и хищным зверем; был я женщиной и мужчиной, простолюдином и брахманом, жил среди бессмертных. Был я асуром, и
апсарой, и царем нагов. Стократ исчезал я с гибелью и растворением вселенной и появлялся с новым творением для новой цепи перерождений, но снова и снова я падал жертвой обманного существования[2]...».
Красный полог палатки взлетел, и на пороге, с копьем в руке, вырос воин. Луч заходящего солнца отразился от обитого бронзовыми пластинками щита и, скользнув по лицу лежащего в полном боевом облачении военачальника, заставил его слегка приоткрыть глаза. Скуластый воин взмахнул своим смертоносным оружием. Когда кованое острие уже было готово коснуться груди полководца, тот вдруг увернулся и с силой ударил врага обеими ногами. Мгновение, и нападавший лежал на ковре с перерезанным горлом.

Полководец облизнул пересохшие губы, вытер клинок о плащ и срезал небольшую флягу, висевшую на поясе у все еще бившегося в агонии воина. Вода была теплой и почему-то отдавала болотом.Отбросив пустую флягу, он откинул шелковый полог, перешагнул через тела заколотых телохранителей и скорее почувствовал, чем увидел, как выскочивший из-за палатки всадник на низкорослой лошадке занес над его украшенной золотым шлемом головой кривую саблю.Все зашаталось, огромное красное солнце раскололось надвое и начало медленно сползать в глубокий черный колодец, вырытый в самом центре Аравийской пустыни...

Андрей сбросил одеяло и лежал сейчас на постели с широко открытыми глазами, уставившись на висевший на стене большой плакат с багровым закатом солнца. С тех пор, как он переселился в новую квартиру, его уже в который раз будил один и тот же сон. Молодой человек спрыгнул с кровати, сделал несколько приседаний и направился в ванную.
«Как все просто: открыл — и потекла вода. Я, кажется, понял, почему мне все время снится этот сон. В квартире душно, как в пустыне. Придется спать с открытым окном».
Андрей облизнул пересохшие губы и, припав к крану, на
чал, захлебываясь, пить воду. Она была холодной и приятной на вкус.
«Какая ненасытная жажда! Возможно, что в одной из своих прежних жизней я был огромной пустыней, и поэтому до сих пор не могу напиться»,— с улыбкой подумал молодой человек.Выйдя из ванной, он взглянул на часы, быстро оделся и выскочил из дома.

На троллейбусной остановке стояла толпа.
«Похоже, не влезу,— Андрей чертыхнулся и еще раз посмотрел на часы.— Все идет к тому, что мне опять придется получить выговор за опоздание».
Порыв ветра вырвал из ручки стоявшего рядом ребенка
воздушный шарик. Реакция у Андрея была мгновенной: он бросился вслед за малышом на проезжую часть, подхватил, и тут же боковым зрением заметил мчавшееся на него темное тело...
Матадор повернулся и встретился взглядом с утыканным
бандерильями черным быком. Глаза разъяренного животного напоминали по цвету красную мулету. Тореро приподнялся на носочках и стал вполоборота к быку. Можно было, конечно, сделать и шаг в сторону, но тогда вся эта разноцветная беснующаяся толпа, пришедшая посмотреть на настоящую корриду, не смогла бы получить истинного удовольствия. Мулета, как язык пламени, взметнулась к небу, и бык, обжигая дыханьем смерти, промчался мимо, лишь слегка царапнув матадора по бедру торчавшей из загривка бандерильей...

Скрип тормозов! Черная «Волга», оставляя за собой на асфальте две жирные черные полосы, проехала юзом еще несколько метров и остановилась.— Сашенька! — закричала женщина на троллейбусной остановке.Бледный, с трясущимися руками таксист выскочил из машины и бросился к держащему ребенка молодому человеку.
Жив?.. Ну, что ж ты, папаша!..
    Подбежавшая мать выхватила из рук спасителя мальчика.
    — Вот тебе! Вот тебе! Будешь знать, как выбегать на дорогу.
Андрей выбрался из толпы, мгновенно обступившей пла
чущую женщину, и впрыгнул в подошедший к остановке троллейбус. Пробившись поближе к кассе, молодой человек протянул стоящей впереди девушке пять копеек и попросил:
    — Оторвите,  пожалуйста, билетик...Сильный удар в бок заставил его повернуть голову. Над ним, помахивая коротким мечом, стоял одетый в тунику воин.
    — Ну, что разлегся? П-шел вон отсюда!
    Старый пес встал, отряхнулся от пыли и, взглянув еще раз на ощерившегося легионера с глазами трусливой гиены, медленно поплелся прочь от разбрасывающего искры ночного костра...

 

    — Учитель, о чем вы задумались? Читайте дальше.
    — Ах, да, извините... «И сказал тогда маленький мальчик, сидящий на ветви баньянового дерева: «О, Маркандея[3], вся вселенная: звезды, солнце, луна, земля и море, страны света, расстояния и годы, все боги, все святые мудрецы и живые существа — все это мое проявление, создано мной и пребывает во мне. Я Тримурти, бог единый в трех образах. Как Брахма — я создаю мир, как Вишну — храню его, как Шива — его разрушаю, Я создаю, охраняю и уничтожаю самого себя. Эта вселенная уже возникала и гибла не раз, и много раз она будет исчезать и воссоздаваться снова. От меня происходит все, что было, есть и будет. Я тот, кем проявляется этот мир и чья майя — волшебная сила, порождающая все сущее,— остается непостижима. Так повинуйся же моим законам и странствуй во вселенной, заключенной в моем теле». И с этими словами Нараяна[4] проглотил мудреца. И вновь очутившись в знакомом ему мире, полном света и движения, Маркандея уже не знал, что же было сном, а что явью. «В чем тогда отличие между грезой бога и моим сновидением? — подумал он.— А если его нет, то не является ли весь окружающий меня мир не более как игрой моего собственного воображения?..»



[1] Память о прошлых рождениях в индийской мифологии даруется на определенной ступени к высшему совершенству и окончательному освобождению от перерождений.
[2] Согласно древнеиндийскому религиозному учению о майя — иллю­зорности всего воспринимаемого мира — вселенная является всего лишь игрой воображения, или «грезой» верховного божества Вишну, являюще­гося в облике гиганта, покоящегося в первозданных водах, или мальчика, играющего на ветви баньяна. В последнем случае вселенная мыслится как «игра» божества, иллюзия, порожденная этой игрой.

[3] Маркандея, великий мудрец, которому была дарована вечная молодость. В течение многих тысячелетий он странствовал по земле и, предаваясь благочестивым размышлениям, совершал жертвоприношения и подвиги умерщвления плоти. В награду Маркандея пожелал узнать тайну сотворения вселенной.

[4] Нараяна, наряду с Кришна, Хари, Кешава, Мадхава,— одно из наиболее употребительных имен Вишну в позднем индуизме.


© 1985, Геннадий Гацура.
Детективы Фантастика Рассказы Экология Страшилки Пьеса Сказка Хобби Шаржи Фото

Вверх

© G. Gatsura

Rambler's Top100 Rambler's Top100