Новая книга Геннадия ГАЦУРА "РУССКИЕ ХРОНИКИ". Детектив нашей жизни.
Купить в магазинах , БИБЛИОГЛОБУС...
 
Детективы Фантастика Рассказы Экология Страшилки Пьеса Сказка Хобби Шаржи Фото

 
ПРОИЗВЕДЕНИЯ В СТИЛЕ НЕОСОЦРЕАЛИЗМА
Рассказ© Геннадий Гацура, 1983 год.

СМЕРТЬ ЛИТЕРАТОРА

Рассказ был задуман и написан еще в "брежневскую эпоху" о коммунистической номенклатуре, но ничего не изменилось, бывшие номенклатурные секретари компартии СС и ВЛКСМ быстро переквалифицировались в "демократов" и стали еще хуже. Только раньше специальный отдел КГБ очень строго следил, чтобы какой-нибудь "цеховик" не мог заработать больше третьего секретаря компартии, а последний не мог украсть больше второго секретаря, вторые больше первых секретарей, а сейчас простой генерал-губернатор Сахалина может спокойно на взятку купить остров на Карибах, и даже не поделиться с "Белым домом" и прокуратурой.

 

"Ну и метель, ни зги не видно! Зачем только я взял машину? Думал, быстрей будет, а уже половина одиннадцатого, и я не знаю даже, где нахожусь. Хоть бы один указатель или навстречу кто попался. Да какой дурак в такую погоду из дома, да еще перед самым Новым годом, выйдет. Не дай бог застрять здесь сейчас одному...".

"Жигуленок" выскочил из леса, и его тут же бросило сильным порывом ветра в сторону. Иванов сбросил скорость и крутанул баранку влево, но машина, уже подчиняясь какой-то неведомой силе, медленно развернулась на полосе гололеда и задом влетела в сугроб. Мотор чихнул и заглох.

"Мне только этого не хватало", - подумал водитель и попытался завести мотор.

Стартер несколько раз взвыл и замолчал.

"Хоть бы одно живое существо... Ты смотри, что-то светится. Мне, кажется, повезло".

Сергей Васильевич надвинул капюшон куртки на голову, вылез из машины и, пряча лицо от ветра, пошел навстречу метели и маячившему невдалеке источнику света.

Фонарь освещал раскачивающуюся и страшно скрипевшую на ветру вывеску с двуглавым орлом.

"Ничего себе, куда это я заехал?.. А, понятно, какой-нибудь фильм снимают... Звонок бы сделали".

Он постучал в дверь и прислушался. Вой ветра перекрывал все звуки.

"А может, там никого нет?" - подумал Сергей Васильевич и негромко чертыхнулся.

Едва он это сделал, как метель, словно по мановению волшебной палочки, прекратилась, и рядом с собой он увидел того, кого только что помянул всуе. Сергей Васильевич попятился, упал, вскочил и опрометью бросился к машине.

"Не заводится!!!".

Черт не спеша, помахивая хвостиком, подошел к "Жигулям" и, облокотившись на крышу, сказал:

- Аккумулятор паршивый. У одного моего знакомого начальника произошел идентичный случай. Машина у него в лесу заглохла, а аккумулятор, ну точь-в-точь как у тебя, плохонький был... Утром нашли его и любовницу холодненькими. Царство им небесное. Вот такие дела творятся... А чего это мы с тобой здесь, на улице. Зашел бы в дом, чайку выпил, согрелся. У меня как раз гости собрались. Новый год на носу. Пошли, не пожалеешь. Давно у меня таких дорогих гостей не было.

- Да нет, что вы, я здесь посижу, - язык у Сергея Васильевича распух от страха и теперь еле ворочался во рту.

- Пошли, пошли. Нечего ломаться как красная девица...

Иванов нехотя вылез из машины и начал ее закрывать. Руки и ноги предательски дрожали. Ключи упали в снег. Он нагнулся и начал их искать, пытаясь оттянуть неприятный момент.

- Брось закрывать, кому нужна твоя развалюха. Здесь на тысячу верст ни одной живой души.

Внутри у Сергея Васильевича что-то оборвалось.

"Ну, вот и все", - подумал он и безвольно поплелся вслед за представителем нечистой силы.

- Прошу, - перед самой дверью черт пропустил его вперед.

Иванов толкнул массивную, обитую огромными металлическими гвоздями дверь, и она на удивление легко распахнулась.

В комнатке с низким потолком, за огромным столом, уставленным бутылями с самогоном, сидело несколько человек. Они с удивлением уставились на открывшуюся дверь. Один из них встал, гремя болтающейся на боку саблей, вытащил из-за пазухи маузер и заплетающимся языком спросил.

- Хто такие?

Черт придержал за рукав Сергея Васильевича, не давая ему перешагнуть через порог, и сказал:

- Извиняйте, товарищи, ошибочка вышла, - едва дверь захлопнулась, он постучал себя промеж рогов. - Думать же надо, когда что-нибудь открываешь.

После этого черт взялся за ручку и очень аккуратно, на себя, открыл дверь.

Иванов на мгновение зажмурился от яркого света.

- Вот это да! - восхищенно воскликнул он, открыв глаза и обнаружил, что стоит в смокинге в центре огромного зала, освещенного несколькими десятками хрустальных люстр.

К нему подлетел с поклонами неизвестно откуда появившийся молодой, но чрезвычайно толстый и, вероятно, поэтому очень похожий на воздушный шарик мужчина.

- С приездом-с, с приездом-с. Запоздали-с немного-с, все уже за столом-с. Разрешите ваш цилиндр-с. Вас как-с объявить-с?.. Понимаю-с. Все будет по первому классу, как в том анекдоте-с - гроб и венки несут сами покойники-с... Хи-хи-хи, - молодой человек подскочил и, маша своими коротенькими ручками, как петух крыльями, заорал на весь зал:

- Его превосходительство-с Сергей Васильевич Иванов-с, автор-с поэмы "Красным огнем горят домны", собственной персоной-с!

Вновь прибывший очень удивился. Вполне возможно, подумал он, что толстяк мог знать его фамилию, имя, отчество, но ведь он только вчера отправил рукопись редактору, и о ней еще никто не мог знать, даже его близкие знакомые.

- Прошу любить и жаловать!

Сергей Васильевич только сейчас заметил огромный стол, уставленный яствами, множество людей, сидящих за ним и во главе - уже знакомого ему черта. Правда, сейчас он был без рогов и в безукоризненно сшитом фраке.

Из-за стола выскочил розовощекий мужичок со свиным рылом.

- Я буду вас любить и жаловать, - закричал он и бросился обнимать гостя.

Подошедший черт бесцеремонно отпихнул розовощекого и предупредил Иванова:

- Ты, это, с ним поосторожней. Это вампир. Ему лишь бы в доверие втереться, а потом... Ладно, что мы стоим? В ногах правды нет, прошу за стол. Жаль, что Горыныч успел нализаться, вот бы он новому гостю обрадовался... Вот водочка, наливочка, настоечка на рябине, коньячок.

- Не могу, я за рулем.

- Обижаешь.

- Извините, но я даже не имею чести знать вашего имени.

- Меня? Ну, ты даешь! - хозяин, похоже, очень удивился. - Не признал, значит. Ну, что ж, тогда зови меня просто Мефей.

- А кто эти люди за столом?

- Какие люди? Ну, ты юморист! Присмотрись получше.

- Люди как люди.

- Ладно, - махнул рукой Мефя, - что с тобой говорить. Такие уж вы все доверчивые. Давай лучше выпьем.

- Я же за рулем.

- Хорошо, не хочешь водочки, выпей хоть пивка, - Мефя щелкнул пальцами, и из-за его спины выскочил официант с бокалом пива, покрытого капельками росы, на серебряном подносике. - Смотри, какое янтарное, с пеной. Да ты только посмотри, какая пенка... Вот и молодец. Теперь тебе все равно, что за пиво права отберут, что за водку... Раз! Вот это правильно, так держать. Нам все равно, спирт или пулемет, лишь бы с ног валило. Извини, я сейчас...

Розовощекий вновь оказался около Сергея Васильевича.

- Выпьем на брудершафт, - предложил он.

- Я с незнакомыми не пью.

Вампир протянул маленькую пухленькую ручку, шаркнул ножкой и скромно представился:

- Вася.

- Сергей Васильевич, - в ответ слегка наклонил голову Иванов.

- Ах, бросьте вы свои отчества. У нас все запросто. Да, кстати, Сережа, - слегка зардевшись, спросил Вася, - я забыл узнать, какая у вас группа крови, мало ли что может случиться...

- Первая, кажется...

- Ах, я так и знал. Вы мне сразу понравились.

- Извините,- Сергей Васильевич постарался перевести разговор на другую тему и заодно разведать обстановку, - а кто эти, за столом?

- Вы не знаете? Разве вам Мефя ничего не сказал?.. Понятно. Видите ли, существует... Ну, как бы вам объяснить. В общем, есть разум, живущий в своем мире. Это огромный сгусток энергии, существующий миллионы лет, имеющий свои законы и нормы поведения, которые не так-то просто изменить в течение нескольких десятилетий и даже сотен лет. Нет, вы знаете, пожалуй, не энергии. Не знаю, как объяснить... Ничего нет. Все игра. Мы пишем сценарий для себя, остальные предпочитают, чтобы писали для них. Одним достаточно того, что имеют, а другим нет, и они кончают свою жизнь в сумасшедшем доме или на острове Святой Елены.

- О чем это вы говорите?

Сергей Васильевич обернулся и встретился взглядом с бездонными глазами красивой молодой женщины. Ее стройное тело обтягивал черный комбинезон с множеством блестящих застежек-молний, а на голове сияло бриллиантовая диадема.

- Новенький? Нашему полку прибыло.

- Да нет, - махнул рукой Вася, - он заблудился.

- Все мы заблудшие овечки. Как тебя зовут?

- Сергей Ва...

- А меня - Вероника. Не верь ничему, что здесь говорят, - женщина положила руки на плечи Иванова и слегка прижалась животиком к нему. - О, какое у тебя сильное биополе. Пойдем лучше потанцуем. Нет ничего в этом мире стоящего внимания, кроме танцев и золота.

Музыка подхватила их, раздвинула стены увешанного хрустальными люстрами зала и, сорвав с молодой женщины черный комбинезон, оставила ее в полупрозрачной шелковой накидке. Сергей Васильевич, прежде никогда не танцевавший вальс, вдруг сразу ощутил всю прелесть этого божественного танца. Огромное поле ромашек лежало под ними, и они, кружась, неслись над ними, то сбивая ногами белые лепестки, то взлетая высоко-высоко к облакам. Исчезло все, пространство, время, а они кружились и кружились, пьянея и уносясь все дальше и дальше от охваченной голодом и военной лихорадкой Земли.

- Ты когда-нибудь бывал на Багамах? - запрокинув голову, прокричала Вероника.

- Нет, - так же, смотря на кружащиеся над головой звезды, ответил он.

- Как там сейчас хорошо! Зажмурься, а то у тебя с непривычки может перехватить дыхание, и ты собьешься с такта.

Дохнуло свежим ветерком. Сергей Васильевич открыл глаза и увидел, что они уже кружат между столиков открытого кафе на берегу океана. Никто из посетителей, сидящих под пальмами, не обратил на их появление никакого внимания.

- Я немного устала и хочу чего-нибудь выпить. Они присели за накрытый на двоих столик. Появившийся как из-под земли официант открыл шампанское и тут же разлил его по огромным хрустальным бокалам.

- Тебе здесь нравится?

- Да, особенно с тобой.

- Почему ты не называешь меня по имени? У тебя что-нибудь связано с ним? - приподняв бокал на уровень глаз, спросила женщина.

- Да, но не будем об этом.

- Мне было бы очень приятно, если бы ты называл меня Вероникой.

- Хорошо, Вероника.

- Боже мой! Какой гнусный обманщик! Посмотри, - женщина показала на сидящую невдалеке парочку - мужчину и молоденькую, очень красивую негритяночку. - Всем сказал, что у него профсоюзное собрание, не сможет прийти, а сам...

- А кто он?

- Ты что, не знаешь? - очень удивилась Вероника. - Ах, да, я совсем забыла, ты же у нас овечка. Овечка в стае серых волков. Знаешь, почему серых? Чтобы быть поближе к серому народу. Серые костюмы, серые машины, серые деревья, серые дома...

- Так кто же это? - еще раз спросил Сергей Васильевич.

- Ты что, хочешь испортить себе желудок? А, впрочем, мне какое дело? Он губернатор одного из этих островов, уже более двадцати лет. Ба-альшой негодяй. Чего только не творит здесь. Каннибал и миллиардер.

- Чего же его не возьмут и не выгонят?

- Кто же его выгонит, он народный избранник.

- Губернатор, наверное, предлагает народу только одну, свою, кандидатуру?

- Конечно. Зачем ему соперники.

- Разве это выборы?

- А я при чем здесь? Тут, на островах, так принято, - отставив бокал, раздраженно сказала Вероника. - Душно, как ты можешь сидеть в этом фраке. - Она скинула свою воздушную накидку и осталась лишь в миниатюрном полупрозрачном купальном костюме.

Иванову сразу же стало душно. Он рванул воротник и залпом выпил бокал шампанского. Вновь появившийся как из-под земли официант наполнил его.

- Раздевайся, - вставая, сказала Вероника, - пошли купаться. Что ты сидишь? Раздевайся. - Она потянула за рукав Сергея Васильевича.

- Ах, вот вы где, - откуда-то из воздуха возник Мефя. - Анжела, ну так же нельзя.

- Я теперь не Анжела, а Вероника.

- Ну, хорошо, Вероника. И не стыдно тебе, старая развратница, лишать моих дорогих гостей общества такого человека.

- Я не старая, - женщина передернула плечами и вновь оказалась затянутой в черный кожаный комбинезон. - Я просто живу долго.

- Кто это? - тихо спросил Иванов у Мефи, глядя вслед Анжеле-Веронике.

- Как кто? Ведьма.

- Такая молодая?

- Ничего себе молодая. Да она тебе в пра-пра-пра-пра-бабушки годится. Она еще при дворе Ивана IV, Грозного, такими делами ворочала, что даже сейчас вспоминать страшно.

Из-за спины хозяина бала вынырнул Василий.

- Какую вы, Сережа, клевую даму сняли. Правильно, брать, так пачками, спать, так с королевами... Не надо оправдываться, мы все понимаем и одобряем ваш вкус. Да, тут с вами хочет познакомиться один мой хороший знакомый. Он хотел бы поговорить тет-а-тет. - Вурдалак отдернул штору, прикрывающую маленькую дверь, и сделал приглашающий жест. - Прошу сюда.

Они оказались в цветущем парке. Сергей Васильевич задрал голову, думая увидеть стеклянный потолок и лампы дневного света, но не нашел ничего, кроме неба и висевшего высоко над горизонтом солнца.

- У нас все натуральное, - подмигнул Иванову Василий.

Его приятель ждал в беседке, к которой вела выложенная разноцветным мрамором дорожка. Он оказался плотным мужчиной с низким скошенным лбом и крупным раздвоенным подбородком.

- Анатолий. А это Сергей - автор поэмы "Красным огнем горят домны", - представил их друг другу вампир и тут же исчез, оставив их наедине.

- Я не хочу, да и не люблю таскать корову за хвост, - сразу же взял быка за рога Анатолий. - В общем, вы, певец народа, должны помочь мне в одном деле. Понимаете, я хотел, чтобы вы создали о нашем предприятии какую-нибудь производственную поэму. Мне очень понравилось название вашего произведения - "Гори все синим пламенем"...

- Извините, не синим, а красным, и не все, а только домны.

- Ну да, я так и хотел сказать. Какая самоочищающая сила заключена в нем. Вы так умело вживили технологический процесс в живую ткань поэмы. Стих у вас мускулистый, размашистый. Нам тоже надо что-нибудь такое. Ну там, ударим человеческим фаршем по разгильдяйству и производительности труда.

- Извините, не фаршем, а фактором, - поправил Анатолия Иванов.

- Ну да, конечно... В общем, вам лучше знать, какими лозунгами надо пичкать нашего труженичка. Мы же в долгу не останемся. Я слышал, аккумулятор у вас плохенький, да и машина того... Мои люди этим сейчас же займутся. Насчет своей трехкомнатной тоже можете не беспокоиться. Все будет оки-доки. У нас предприятие-миллиардер.

В беседке появился высокий мужчина в красном бархатном костюме и с бокалом вина.

- Анатолий, ты отобрал у нас гостя. Все хотят побыть хоть в Новый год в обществе народа. Опять, наверное, пичкаешь его разговорами на производственные темы. Мало тебе миллионов, зарытых в саду у тещи, так еще хочешь прибрать к своим рукам портфель министра. У, ты какой, - и вновь прибывший сделал будущему министру "козу".

- Горыныч проснулся! Горыныч! - донесся радостный рев из глубины сада.

Оркестр оборвал вальс и заиграл что-то очень быстрое и озорное.

Беседка исчезла, и все оказались сидящими за столом. Икра, осетры, фазаны, балыки, коньяки и ликеры, чего только здесь не было. Глаза разбегались при виде всего этого изобилия.

- Горыныч - тост! - застучали гости приборами по тарелкам.

Василий, оказавшийся соседом по столу, протянул Сергею бокал с шампанским.

- Счас что-нибудь сморозит. Лопнешь со смеха.

Невысокий мужичок в продранном на локтях коричневом свитере встал, слегка пошатываясь, из-за стола и поднял руку. Оркестр мгновенно смолк.

- Горыныч, - толкнул локтем Сергея Васильевича вурдалак и показал на вставшего, - сила! Образование - два класса церковноприходской школы и коридор, букварь на пару с батей скурили, а такими делами ворочает...

- Пройдет время, - начал Горыныч, глядя себе в бокал, - и ты, Мефя, умрешь, ибо все в этом мире смертно, даже звезды. Положат тебя, Мефя, в белых тапочках в дубовый гроб, украшенный бронзовыми ручками и золотыми кистями, а над ним будет развеваться кумачовый транспарант "Смерть народным кровопийцам"...

В зале наступила мертвая тишина. Вероятно, даже для этих, видавших виды людей, подобный тост в новогоднюю ночь был в новинку.

- Так и похоронят тебя, Мефя, в этом прекрасном гробу, сделанном из столетнего дуба, одного из тех, что посадил ты в прошедшем году. За твое здоровье. Аминь!

Все повскакали с мест и заорали от радости.

- Во дает, - вновь толкнул в бок Иванова Василий.

- А что он такого сказал?

- Ну, про дуб. Ничего Мефя не сажал, только деньги взял и в отчете указал. Во дает, на вечную жизнь благословляет.

Сосед слева, очень элегантный мужчина в прекрасно сидящей на нем серой тройке, взял Сергея Васильевича за локоток и, как-то странно кося глазами, сказал:

- Смотрел и любовался, как вы танцуете. Я слышал, что вы пишете, а мне как раз нужен литературный секретарь. Очень хотелось, чтобы он был похож на вас. У вас такое пластичное тело, как у древнего грека, такие красивые руки и ноги, представляю, как вы выглядите раздетым.

- Вы знаете, - Иванов отодвинулся на всякий случай подальше от мужчины, - я уже обещал...

- Если вы говорите об Анатолии, то он с радостью согласится уступить мне вас. Знаете, у вас практически не будет никаких обязанностей, так, мелочи. Я часто бываю за бугром, и у меня есть возможность брать вас с собой. Сами понимаете, тряпки, аппаратура, валюта...

- Нет, нет, - замахал руками Сергей Васильевич.

- А вы все же подумайте, вот вам на всякий случай моя визитная карточка.

Что-то ударило Иванова по коленке, и рядом с ним из-под стола вдруг вылез старикашка с седой лохматой бородой. Он засучил рукава и стал запихивать горстями в рот то черную, то красную икру. Насытившись, старик стряхнул в ладошку застрявшие в бороде икринки и бросил их под стол.

- Вот так, - сказал он, вытирая руки о подол рубахи, - когда все начальники и секретари, невзирая на их порядковые номера, станут получать квартиры и блага последними, после самой бедной и одинокой старушки, когда люди будут стремиться вступить в партию не для того, чтобы получить подоходней место и смотреть на всех сверху вниз, а для того, чтобы отдать последнее нуждающимся и встать наравне с ними, вот тогда будет порядок. Но для этого нам нужно основательно пере... - Старик вдруг икнул и на глазах у изумленной публики превратился в Мефю. - Ну, дадут мне "Мерседес"?

Все вокруг радостно зааплодировали. Сергею Васильевичу стало не по себе, и он замотал головой.

- Ты чего? Хочешь сказать, что я не прав? Поверь моему опыту, человек прежде всего думает о тех, кто имеет больше него, и ему нет никакого дела до тех, кто под ногами. Такова гнусная сущность человеческой природы, и ее не переделать.

Какая-то пьяная личность растолкала всех и больно ткнула пальцем в грудь Иванова.

- Кто его сюда притащил? Он же, как в прошлый раз, нас всех заложит. И опять ко мне на квартиру ворвется дюжина пьяных белогвардейцев и, размахивая саблями, будет кричать "Брей, парикмахерская морда", и мне опять придется, стиснув зубы, брить, чтобы не провалить подполье.

- Вот вам крест, - Сергей Васильевич только хотел осенить себя крестным знамением, как вдруг пьяница бросился на него и вцепился в руку.

- Ну, что я говорил! Извести нас всех хочет! Продаст за понюшку табака. Так вот, сволочь, я первый скажу, что весь товар у тебя брал. Всех туда, - он ткнул кривым желтым пальцем в пол, - утащу. Всех грязью оболью, всех, чтобы ни одного чистенького не осталось!

- Успокойся, параноик, - толкнул его Горыныч, - иди прими седуксена и отоспись.

- Чего это он? - покрутил пальцем у виска Иванов.

- Да, - махнул Горыныч, - "крестов"[1] боится.

- А ты не боишься?

- Почему? Тоже боюсь. Все под ними ходим. Только ежели так бояться, зачем же в лес ходить? Всегда было - одни работали, а другие на этом наживались. Нельзя мгновенно переделать мир.

- А вот учение...

- П-шел ты со своим учением знаешь куда? Вот, посмотри, здесь нет ни одного человека, работавшего по той специальности, по которой получил диплом. И вообще, с такой системой образования, как у вас, вырабатывается стойкий рефлекс антипатии к любому труду. Наверное, кто разрабатывал эти учебные программы, неплохие деньги получал валютой в швейцарский банк.

- Как, в швейцарский банк?

- А вот так. Задержал, допустим, внедрение какого-нибудь изобретения в производство на год - получай на свой счет тысячу долларов. На пять лет задержал, пока фирмы за рубежом наладят выпуск, - получай десять тысяч. А если ты еще устаревшую технологию вместе с заводом за рубежом купишь, так тебе все пятнадцать тысяч отвалят, да еще радиоприемник "Шарп" или "Националь-Панасоник" преподнесут. Вот такие дела...

- Неужели? - широко раскрыв от ужаса глаза, спросил Сергей Васильевич.

- Что ты его слушаешь, мой мальчик, - взяла его под ручку Анжела-Вероника. - Я же говорила - ничему здесь не верить. Дядя шутит. Пошли лучше танцевать.

- Извините, - высвободил он свою руку, - у меня что-то голова кружится. М-можно, я посижу немного.

Шатаясь, Иванов дошел до золоченого кресла и плюхнулся в него. Оно вдруг отскочило и заверещало:

- Да что это делается? Так не считается. Давайте переиграем.

- Считается, считается! - закричали гости и бросились вдогонку за синекурой.

Тут Сергей Васильевич ударился головой об паркетный пол. Уже теряя сознание, он услышал, как Мефя произнес, склонившись над ним:

- Ну вот, а если бы он вез патроны.

Где-то трижды прокричал петух...

Очнулся Иванов от холода. Ему это почему-то показалось странным. Не открывая глаз, он ощупал себя и обнаружил, что лежит на досках в одних плавках.

"Меня убили, ограбили и я сейчас в морге, - по телу Сергея Васильевича пробежали мурашки. - За что это меня, может, я не то написал или на последнем собрании сильно покритиковал Алексея Иваныча? Нет, это, наверное, за...".

- Вы очнулись?

Сергей Васильевич приоткрыл глаза и увидел склонившуюся над ним полную женщину в купальном костюме.

- Где я?

- На пляже. У вас, кажется, был солнечный удар. Нельзя вам с такой комплекцией лежать долго на солнце. Мы отнесли вас в тень.

"Как я мог забыть, - с облегчением вздохнул Иванов и закрыл глаза, он, наконец, вспомнил, где находится. - Я же в Сочи. В девятнадцать часов у меня выступление. "Встреча читателей с известным писателем С. В. Ивановым, мастером производственных романов и поэм". Народ меня знает, народ меня любит".

- Вам надо принять ванну и намазаться кремом или сметаной, иначе вы до завтра весь облезете. Вам больше нельзя находиться здесь.

- Да, да, - закивал головой, не открывая глаз, Иванов,

- Разрешите, я вас провожу, - кто-то подхватил Сергея Васильевича под мышки и помог встать на ноги. - Вот ваша рубашка. Вы знаете, это все из-за нашего полнокровия, надо почаще, как в древние времена, делать себе кровопускание. Вот брюки.

Голос Иванову показался знакомым, но ему было лень открывать глаза. Он засунул ноги в сандалеты и, еле передвигая ими, поплелся, поддерживаемый доброжелательным человеком, к выходу.

- Осторожней, здесь ступеньки. Вот так. А теперь сюда, в эту аллейку, здесь нам никто не будет мешать. Вы все же пренебрежительно относитесь к кровопусканиям. Древние ничего так зря делать не стали бы.

"Нет, действительно, очень знакомый голос, где я его уже слышал?" - сквозь дремоту, охватившую все его тело, подумал Сергей Васильевич и, приоткрыв один глаз, увидел рядом с собой розовощекое личико со свиным рылом.

Ноги писателя подкосились и, если бы не Василий, который подхватил его под мышки, он упал бы прямо на асфальт. Вурдалак оттащил бесчувственное тело в сторону и, положив под дерево, воровато оглянулся по сторонам. Поблизости никого не было. Василий отодвинул воротничок косоворотки, чтобы не испачкать его в крови, и, облизнув своим остреньким шероховатым язычком пересохшие губы, осторожно надкусил литератору вену...


© 1983, Геннадий Гацура.

[1] Тюрьма в СПБ.

Тексты из книги "Смерть в зеркальном лабиринте", 1989-90 гг. © G.Gatsura.

Детективы Фантастика Рассказы Экология Страшилки Пьеса Сказка Хобби Шаржи Фото

 

Вверх

© G. Gatsura

Rambler's Top100 Rambler's Top100