Новая книга Геннадия ГАЦУРА "РУССКИЕ ХРОНИКИ". Детектив нашей жизни.
Купить в магазинах , БИБЛИОГЛОБУС...
  
Детективы Фантастика Рассказы Экология Страшилки Пьеса Сказка Хобби Шаржи Фото
Фантастический рассказ

НЕУДАЧНАЯ ПОЕЗДКА-2
Из серии рассказов о жизни и приключениях на исследовательской станции на Луне.

НЕУДАЧНАЯ ПОЕЗДКА-1

 

 

Всем встать! Суд идет!
Толстый, похожий на стеклянный шар галактион Ка и пло
ский, как блин, водолеец Ъй нехотя приподнялись над скамьей подсудимых.
Прошу занять свои места. Разбирается дело по поводу самовольной, не санкционированной Советом, поездки на Голубую планету двух членов нашей исследовательской станции. Они были задержаны Галактическим патрулем после того, как разбили машину «такси», а ее водителя чуть не отправили в дом для существ с пораженной психикой. Эти двое, видите ли, изволили спросить у него в девять часов по планетарному времени, в каком магазине можно купить русской водки...
Зрители и слушатели, набившиеся в один из залов научно-исследовательской станции, находящейся на невидимой с Земли стороне Луны и представляющие почти всех разумных существ Вселенной, оживленно зашевелились.
Вот, что значит не посещать информационные занятия и не быть в курсе всех событий, происходящих на планете. Любой из присутствующих здесь знает, что водочные магазины сейчас в СССР открываются только после часа. Итак, начинаем слушание дела. Первым приглашается представитель патруля.
Начальник караула полицейских биороботов возник из девятого измерения прямо перед членами суда. Только Служба Безопасности и Галактический патруль могли позволить себе подобную роскошь, так как не были лимитированы в расходе энергии, остальным же приходилось рассчитывать все вплоть до гигаватта, чтобы в конце декады не остаться без света в лаборатории.
Опрос полицейского занял полторы минуты лунного времени.
После него выступили представители водолейцев и га
лактионов. Они заверили судей и собравшихся в зале любопытных в искреннем раскаянии своих подопечных и пообещали, что подобное больше не повторится.
Затем слово предоставили провинившимся. Водолеец, продрожавший
все заседание, как осиный лист, промямлил что-то, хлюпая присосками, и вновь плюхнулся на скамью. Галактион же, наоборот, только похохатывал над этим фарсом, переливаясь всеми цветами радуги. Через своего приятеля в исполнительном комитете он еще вчера узнал о решения Совета. Грозило им по пятнадцать суток, да и то наказание откладывалось на неизвестное время, так как строители умудрились построить на Луне лишний зал для заседаний и совершенно забыли о тюрьме. Случай исключительный, потому как ее обычно строят в первую очередь и из лучшего материала, и, за редким исключением, она не используется по своему прямому назначению еще в процессе строительства. Достаточно вспомнить, хотя бы, нашумевшее по всей Галактике дело о первом руководителе строительства станции, сплавившем фараону Хеопсу и его родне кой-какой материал и механизмы для возведения пирамид. А ведь, говорят, были еще подобные сооружения в Сахаре и Южной Америке, огромный маяк на Родосе и даже какой-то город в Атлантиде, который этот деятель успел затопить перед самым прилетом всегалактической комиссии.
Ка налился холодным голубым светом и, приподнявшись повыше, на один уровень с членами суда, направил на них раструбы гипноизлучателей.
Мы, конечно, в какой-то степени, нарушили закон Совета о посещении заповедника, но сейчас вы просто хотите сделать из нас Сидоровых коз,— галактион любил изредка щегольнуть знанием земного фольклора.— Можно подумать, что это мы виноваты во всех ваших делах и из-за нас так много ходит по Земле рассказов о каких-то чертях и преисподнях?..
Один из членов суда, вздрогнув, испуганно поджал под себя черный хвост и втянул рожки-антенны.
Ну, конечно, ведь это мы с моим другом Ъй пытались вывести аборигенов новой формации, вываривая их в огромных  котлах со смолой.
Житель Вселенной Ка, то, о чем вы говорите, было давно, осуждено и к данному разбирательству никакого отношения не имеет,— заметил, помахивая крылом, развалившийся в силовом поле главный обвинитель.
— Ах, не имеет?.. Кстати, я бы вам тоже, ангел вы наш, не советовал совать свои белые перья куда не следует. Мы еще не забыли легенду о непорочном зачатии. Только вот не надо нас считать дурачками и объяснять ценность своего научного эксперимента...

Естественно, за оскорбление главного обвинителя Ка тут
же лишили слова, и члены суда единогласно вынесли приговор: раскаявшемуся водолейцу пять суток заключения, ну, а галактиону — двадцать пять. Так что суд оказался на высоте и не вышел из спущенных сверху тридцати суток на двоих.
Сразу же по вынесении приговора два приятеля отпра
вились в бар, где залили двумя тетраэдрами витаминного коктейля свою неудачную поездку, и галактион, приблизившись к звуковой мембране Ъй, рассказал о новом плане посещения планеты.
Наша ошибка была в том, что мы сразу вступили в контакт с аборигеном. Нам же нужно раствориться в среде, ничем не выделяться, в том числе и ростом, пользоваться только общественным транспортом и стараться, пока не изучим обстановку, не задавать вопросов. Я все продумал до мелочей. Мы не полезем сразу в большой город, где сможем вкусить всех прелестей земной жизни, а постараемся сначала сбить со следа Галактический патруль и наблюдателей...

Огромная копна сена, подмяв ботву, шлепнулась посреди окутанного утренним туманом неубранного картофельного поля, и из ее верхней части выдвинулось нечто похожее на перископ.
— Вроде никого. Вылезаем,— раздался приглушенный голос.
Сено зашевелилось, и из стога, стряхивая прилипшие к
волосам и одежде соломинки, вылезли два молодых человека. Они были одеты в белые косоворотки, на которых латинскими буквами было написано «Даешь 100 центнеров с га», солдатские галифе и большие клетчатые кепки. На ногах у них были перепачканные глиной кирзовые сапоги с закатанными голенищами. Как вы, наверное, догадались, это были наши старые знакомые галактион и водолеец. Они отошли от замаскированного под стог лифта и оглянулись.
— Неплохо мы придумали,— сказал Ка,— как будто он здесь всю жизнь стоял.
— Да, ничего,— поддакнул Ъй,— только, может, все же стоит оградить его колючей проволокой, провести ток и воткнуть рядом какой-нибудь запрещающий знак. Ну, например «Осторожно, идут строительные работы! Проход и проезд запрещен!».
Я думаю, не стоит привлекать внимание иностранной разведки. Из местного же населения здесь вряд ли кто-нибудь до весны объявится. Пошли, а то опоздаем на рейсовый автобус.

Через двадцать минут они были на большаке, но на ав
тобус они все же не попали. Перегруженный, он проехал мимо, обдав их запахом горячей резины и грязью из лужи. Во второй автобус они тоже не влезли, хотя он и остановился. Только в третий им удалось попасть, и то, по приезду на узловую станцию, им целый час пришлось вправлять друг другу в туалете вывихнутые суставы.
Выстояв пятичасовую очередь, они купили билет на бли
жайший поезд и решили пройтись по городу, изучить местные достопримечательности.Первое, что бросилось им в глаза на привокзальной площади,— огромная вывеска пивбара «Ромашка». Порадовавшись своей предусмотрительности, они перешли вброд в кирзовых сапогах огромную лужу перед входом в это богоугодное заведение, но не нашли там ничего, кроме скучающей продавщицы в грязном халате и нескольких вздувшихся банок консервов на витрине...
Следующей достопримечательностью была столовая. Они взяли себе по стакану тонизирующего напитка под названием «кофе». Правда, водолеец, попробовав, отказался его пить, заявив, что в нем опасное для белковой жизни содержание анилинового красителя.
Напротив небольшой церквушки с провалившимся куполом раскинулась базарная площадь. День был субботний, и поэтому сюда, кажется, собралось все взрослое население из окрестных сел и деревень. Лошади, мотоциклы и велосипеды были привязаны прямо к кованой церковной ограде. Длинными рядами стояли столы с навесами. На каждом шагу попадались ведра, корзины и лотки с фруктами, овощами и грибами. Обитые металлом столы ломились от кровавых туш.
Но больше всего здесь было представителей южных респуб
лик в кепках-аэродромах. Они стояли за прилавками и, просто, прислонясь к большегрузным КАМаЗам, наперебой предлагали персики, гранаты, виноград и арбузы.
Галактион и водолеец прошлись по рядам, изредка, что­
бы не вызывать подозрения у возможно присутствующих здесь наблюдателей или представителей Галактического патруля, останавливаясь и прицениваясь к разложенным на прилавках товарам. Не успели наши путешественники обойти несколько рядов, как к ним прицепился какой-то мужичок в замызганном и разорванном под мышками пиджаке. Он все время ходил вокруг них, подмигивал и, отворачивая полу, демонстрировал какую-то разноцветную тряпку. А один даже раз, оглянувшись предварительно по сторонам, мужичок прошипел сквозь стиснутые зубы:
По случаю, фирменный батник. Заграница!
Ка подхватил водолейца за руку и оттащил от сельского фарцов
щика.
Ты видел, у него под пиджаком цепь от жетона Службы Безопасности. Нас, кажется, засекли. Давай уходим отсюда побыстрей.

Они выбрались с базара и оглянулись. Рядом, в толпе,
мелькнула рыжая шевелюра мужичка-фарцовщика. Похоже, от него не так-то просто было отделаться.Ъй подтолкнул галактиона и показал на привязанную к церковной ограде свинью и стоявшего рядом с ней тощего парня с кислой физиономией.
Давай сделаем вид, что покупаем это животное.Приятели заговорщицки подмигнули друг другу, подошли к свинье и, присев на корточки, начали ее похлопывать по бокам. Стоявший рядом парень не обратил на них внимания, похоже, он не очень-то верил, что они могут купить его хавронью. 
— Ну, чего, продать не можешь? — спросил у него Ка.
Парень на мгновение взглянул на галактиона и вновь ус
тавился на то место, где раньше был у церквушки купол. Вокруг, поглазеть на двух великовозрастных детин, похлопывающих свинью, начал собираться народ. Вперед пробился локтями тот самый мужичок-фарцовщик.
— Продаете? — спросил он и тут же полез ощупывать хавронью.— Уж больно тощая. Сколько ей?
Ка бросил взгляд на парня, но он продолжал безучастно
стоять, не обращая внимания ни на кого.
— Да года полтора, наверное, будет,— сделал предположение кто-то из толпы.
— Полтора года,— разочарованно протянул мужичок.— Вот у меня была в полтора годика,— и он широко, как рыбак, разбросил руки.
— Какая есть, у других и такой нет,— нагло заявил ему Ка.— Не нравится, не берите.
— Да, оно, конечно, так,— почесал затылок мужичок и потянулся к торчащей из-под пиджака цепи.

Галактион и водолеец переглянулись, но их опасения бы
ли напрасны. Из кармашка жилета выскользнул огромный позолоченный брегет. Мужичок, забавно щурясь и шлепая полными губами, сверил его показание со стоящими церковными курантами, затем сунул его обратно и сказал:—  Время — деньги. Так, сколько она стоит?
Ка вновь посмотрел на парня, но он по-прежнему был безучастен к происходящему торгу.
Да вы этому, толстобрюхому, меньше чем за три сотни не отдавайте,— снова подсказал кто-то из толпы.
— А может, за двести пятьдесят,— попробовал торговаться покупатель.
— Ни в коем случае,— отрезал, вставая с корточек, водолеец.— Триста и не деньгой меньше.
Мужичок отсчитал, мусоля пальцы, три сотенные бумажки. Пока зрители помогали ему грузить не желающую лезть в коляску мотоцикла свинью, приятели силком засунули совершенно ошалевшему, наверное, от радости парню деньги в карман и с чувством выполненного долга отправились на вокзал. 
Буквально за несколько секунд до отправления поезда
в их набитое купе ворвалась здоровенная баба с двумя огромными мешками. Один она закинула на третью полку, а второй, потяжелей, бросила прямо на колени бедного водолейца и тут же, захлебываясь, начала рассказывать:
Во дела творятся! Мужик привязал свинью к забору и на минутку пошел на базар, возвращается, а ее и след простыл. Целая банда работает. Все в кепках и вот с такими усищами. Сельпо недавно грабанули, тысяч на сто. Всю икру вывезли! Церковь тоже оне подожгли...
Так церковь-то, почитай, лет как пятьдесят сгорела. Как же это...— попытался вставить сидящий у окна седой благообразный старичок, но все замахали на него руками и зашушукали, мол, не мешай слушать.
Говорят, и магазины оне жечь будут. Надо бы солью и спичками запасаться. Милиция по всему району с пулеметами рыщет, да рази их поймаешь. Сегодня оне здесь, а завтра уже там...

Ка изо всей силы наступил на ногу водолейцу, потому как
он, слушая этот сбивчивый рассказ, до такой степени ошалел от страха, что перестал следить за матрицей, и ухо у него стало наезжать на нос.
Рассказчица, взглянув на Ъй, вдруг стащила с его коленей
тяжелый мешок и, заикаясь, начала оправдываться:Я, это, н-н-не хотела...
Приятели переглянулись и выскочили из купе.
— Чтоб мне сдохнуть, если это не оне,— раздался за их спиной свистящий шепот.— Настоящие «фантомасы»!

Ка кивнул в конец коридора. Они пробрались сквозь бар
рикады тел, мешков и каких-то колясок к двери. В рабочем тамбуре никого не было.
— Это последний вагон,— сказал галактион,— будем прыгать.

Он только было протянул руку к двери, как вдруг ящик
для хранения угля открылся, и из него вылез проводник в полной парадной форме с красной повязкой на рукаве.
— И тут отдохнуть не дают. Что вы здесь делаете? — сердито спросил он, стряхивая с манжет белой рубашки угольные крошки.
— А что, и покурить нельзя,— покрутил перед его носом зажженной сигаретой Ка.
Потерпеть не можете, пока приедем? Устроите пожар, а вагон горит семнадцать минут,— недовольно пробурчал бригадир.
— Ладно, хватит брюзжать, папаша,— сказал развязно галактион и ткнул пальцем в торчащую из кармана проводника цепь.— Скажи лучше, сколько там у тебя натикало?
— Сколько,— усмехнулся железнодорожник, и в его руке блеснула огромная золотистая бляха.— Мне кажется, вам уже давно пора быть на Луне.

Подогнать к хвостовому вагону платформу Галактическо
го патруля было секундным делом, и уже через минуту неудачливые путешественники вновь сидели между полицейскими биороботами.

 

© 1985, Геннадий Гацура.
Детективы Фантастика Рассказы Экология Страшилки Пьеса Сказка Хобби Шаржи Фото

Вверх

© G. Gatsura

Rambler's Top100 Rambler's Top100